• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Chris Baggins (список заголовков)
12:08 

Маяк, который страдал

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
Написано 1 сентября 2016, в годовщину начала Второй Мировой войны

 photo Latarnia_Gdansk_NowyPort_PICT1284.jpg


Здравствуйте, друзья. Я - маяк. Меня теперь зовут Новый Порт. Но моё настоящее имя - Neufahrwasser. Так меня назвали ещё в 1894 году, когда в моём фонаре возник первый Свет.
Люди говорят, что я - близнец маяка из Кливленда в США. Это возможно - судя по старым фотографиям, мы очень похожи друг на друга. Увы, моего брата уже давно нет в этом мире. Но я уверен, что он светит на том далёком, последнем берегу, на которой попадают все маяки, уходящие навсегда.
Я был первым маяком на Балтийском побережье, у которого выл электрический фонарь. И одним с нескольких, у которого был шар времени. Этот шар, кстати, есть у меня и сегодня. И он действует, как один из двух в Европе.
Длинные годы я дарил морякам Свет и надежду. И я никогда не подвёл ни одного из капитанов, которых судна заходили в порт в Гданьске. Я помогал им найти дорогу, и каждый день, ровно в двенадцать, указывал им точное время. Я радовался, когда судна бросали якорь рядом со мной, и немного грустил, когда уплывали за горизонт. И постоянно посылал им свой Свет...
У меня сегодня грустная годовщина. Это уже 77 лет... я бы хотел забыть этот ужасный день, но сегодня старая рана особенно болит. Она зажилась, но рубец всё ещё виден. Вы видите? Эти ясные кирпичи, рядом с окном?
То лето, в 1939 году, было странным. Я помню невероятно синее небо, и тихую, синюю Балтику. Было прекрасно - но одновременно тревожно. Ко мне заходили люди в формах, смотрели из окон и галереи на ту сторону канала. Там находился польский военный склад (он назывался Вестерплатте) - и я чувствовал нехорошие мысли тех, которые наблюдали за ним. Однако, я не обращал особого внимания - ведь моей задачей было светить, указывать путь.
Но того, что случилось потом, я не ожидал. В конце августа в канале появился линкор. А в моём окне установили тажёлой пулемёт. И погасили мой Свет...
Друзья, я кричал им. Отчаянно кричал. Но они не слушали мой голос. Я не мог ничего сделать. Ведь я - лишь маяк. У меня нет других магических способностей, кроме Света в фонаре. А мой голос могут услышать лишь те, которые этого хотят.
Они не хотели. И ранним утром, в первое сентября, они открыли огонь. Из моего окна. Три минуты спустя выстрелил линкор.
Знаете, для меня тогда остановилось время. Я видел Вестерплатте под огнём, чувствовал, как от взрывов дрожит земля. Потом над фонарём просвистел снаряд - это защитники открыли огонь из своей единственной пушки, и я понял, что, вероятно, скоро погибну. Второй снаряд попал уже прямо в окно, и я почувствовал ужасную боль...
Я не помню, что было потом. Сознание вернулось, когда у меня снова зажгли Свет, несколько месяцев спустя. Но у меня уже не было прежней радости, а рана болела каждый год.
Я простил тех, которые тогда предали меня. Но забыть я не могу, мне забыть нельзя.
Знаете, я теперь музей. Мой Свет окончательно погасили тридцать два года назад, когда в Северном порту построили новый маяк. Он немного странный, правда. И редко он говорит со мной. Молодёжь, ничего не скажешь... Но я люблю его, ибо у него очень тёплый Свет.
После того, как меня закрыли, я длинные годы был забытым и одиноким. И я уже почти смирился с мыслей, что скоро встречусь с моим братом из Кливленда. Я был даже рад, что скоро мы будем светить в той далекой гавани, в которой Свет становится чистим и сильным... а раны совсем не болят уже...
Но пятнадцать лет назад ко мне пришёл один хороший человек и мореход, капитан Яцек Степан Михаляк. И он не позволил мне уйти. Он всё починил, включая шар времени. И даже дарил мне маленький Свет. Правда, я уже не в праве светить ночью. Но в день мне можно, так что я очень рад.
Одного только пан Яцек не смог исправить. Моя рана всё ещё болит... но когда ко мне приходят гости, когда я слышу их голоса, когда я чувствую их сердца, их радость - мне становится легче. Даже сегодня...
Но я помню. И я рассказываю свою грустную историю всем, которые хотят слушать меня. Хватит только остановиться у фонаря, и посмотреть на мой маленький Свет. И тогда, если только захотите - вы сможете услышать мой шёпот.
Хотелось бы рассказать об этом тем, которые думают, что война может кое-что решить. Сказать им, что это тупик, что нет такой идеи, ради которой надо развязывать этот кошмар. Что после этого всегда остается лишь боль и страдание.
Увы, далеко не все хотят слушать меня. Но я прошу тех, которые услышали - передайте другим.
А когда будете в Гданьске - заходите ко мне, пожалуйста. Я всегда рад гостям.

 photo DSCN8484_Gdansk_lighthouse_NowyPort_zpsbb928cd1.jpg

@темы: фотокарточки, светлая грусть, интересности

09:14 

Маяк, который страдал

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
 photo Latarnia_Gdansk_NowyPort_PICT1284.jpg


Здравствуйте, друзья. Я - маяк. Меня теперь зовут Новый Порт. Но моё настоящее имя - Neufahrwasser. Так меня назвали ещё в 1894 году, когда в моём фонаре возник первый Свет.
Люди говорят, что я - близнец маяка из Кливленда в США. Это возможно - судя мо старым фотографиам, мы очень похожи друг на друга. Увы, моего брата уже давно нет в этом мире. Но я уверен, что он светит на том далёком, последнем берегу, на которой попадают все маяки, уходящие навсегда.
Я был первым маяком на Балтийском побережье, у которого выл электрический фонарь. И одним с нескольких, у которого был шар времени. Этот шар, кстати, есть у меня и сегодня. И он действует, как один из двух в Европе.
Длинные годы я дарил морякам Свет и надежду. И я никогда не подвёл ни одного из капитанов, которых судна заходили в порт в Гданске. Я помогал им найти дорогу, и каждый день, ровно в двенадцать, указывал им точное время. Я радовался, когда судна бросали якорь радом со мной, и немного грустил, когда уплывали за горизонт. И постоянно посылал им свой Свет...
У меня сегодня грустная годовщина. Это уже 77 лет... я бы хотел забыть этот ужасный день, но сегодня старая рана особенно болит. Она зажилась, но рубец всё ещё виден. Вы видите? Эти ясные кирпичи, рядом с окном?
То лето, в 1939 году, было странным. Я помню невероятно синее небо, и тихую, синюю Балтику. Было прекрасно - но одновременно тревожно. Ко мне заходили люди в формах, смотрели из окон и галереи на ту сторону канала. Там находился польский военный склад (он назывался Вестерплатте) - и я чувствовал нехорошие мысли тех, которые наблюдали за ним. Однако, я не обращал особого внимания - ведь моей задачей было светить, указывать путь.
Но того, что случиось потом, я не ожидал. В конце августа в канале появился линкор. А в моём окне установили тажёлый пулемёт. И погасили мой Свет...
Друзья, я кричал им. Отчаянно кричал. Но они не слушали мой голос. Я не мог ничего сделать. Ведь я - лишь маяк. У меня нет других магических способностей, кроме Света в фонаре. А мой голос могут услышать лишь те, которые этого хотят.
Они не хотели. И ранним утром, в первое сентября, они открыли огонь. Из моего окна. Три минуты спустя выстрелил линкор.
Знаете, для меня тогда остановилось время. Я видел Вестерплатте под огнём, чувствовал, как от взрывов дрожит земля. Потом над фонарём просвистел снаряд - это защитники открыли огонь из своей единственной пушки, и я понял, что, вероятно, скоро погибну. Второй снаряд попал уже прямо в окно, и я почувствовал ужасную боль...
Я не помню, что было потом. Сознание вернулось, когда у меня снова зажгли Свет, несколько месяцев спустя. Но у меня уже не было прежней радости, а рана болела каждый год.
Я простил тех, которые тогда предали меня. Но забыть я не могу, мне забыть нельзя.
Знаете, я теперь музей. Мой Свет окончательно погасили тридцать два года назад, когда в Северном порту построили новый маяк. Он немного странный, правда. И редко он говорит со мной. Молодёжь, ничего не скажешь... Но я люблю его, ибо у него очень тёплый Свет.
После того, как меня закрыли, я длинные годы был забытым и одиноким. И я уже почти смирился с мыслей, что скоро встречусь с моим братом из Кливленда. Я был даже рад, что скоро мы будем светить в той далекой гавани, в которой Свет становится чистим и сильним... а раны совсем не болят уже...
Но пятнадцать лет назад ко мне пришёл один хороший человек и мореход, капитан Яцек Степан Михаляк. И он не позволил мне уйти. Он всё починил, включая шар времени. И даже дарил мне маленький Свет. Правда, я уже не в праве светить ночью. Но в день мне можно, так что я очень рад.
Одного только пан Яцек не смог исправить. Моя рана всё ещё болит... но когда ко мне приходят гости, когда я слышу их голоса, когда я чувствую их сердца, их радость - мне становится легче. Даже сегодня...
Но я помню. И я рассказываю свою грустную историю всем, которые хотят слушать меня. Хватит только остановиться у фонаря, и посмотреть на мой маленький Свет. И тогда, если только захотите - вы сможете услышать мой шёпот.
Хотелось бы рассказать об этом тем, которые думают, что война может кое-что решить. Сказать им, что это тупик, что нет такой идеи, ради которой надо развязывать этот кошмар. Что после этого всегда остается лишь боль и страдание.
Увы, далеко не все хотят слушать меня. Но я прошу тех, которые услышали - передайте другим.
А когда будете в Гданске - заходите ко мне, пожалуйста. Я всегда рад гостям.

 photo DSCN8484_Gdansk_lighthouse_NowyPort_zpsbb928cd1.jpg

@темы: светлая грусть

02:26 

А ну, угадайте...

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
...где находится этот маяк? :)

 photo PICT1037_Lighthouse_zps89054ae0.jpg

Подскажу - в России )))) уточните место, пожалуйста )))

@темы: картинки

01:12 

Маяки - вестники надежды

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
Многие люди не обращают на них внимания. Многие считают их полезными, но всё таки обычными постройками. Ещё другие говорят "О, маяк! Как красиво выглядит!". Но проходят мимо и забывают его на второй день.
И есть такие как я - для которых маяки это не только странная башня со светом на верхушке, полезная для моряков. Это что-то больше.
Маяк - источник света, вестник надежды. У каждого есть свои событья, и каждый мог бы нам рассказать многие истории - как грустные, так и веселые. Или даже трагические. В моей стране маяки страдали во время войны. Некоторые были повреждены, некоторые уничтожено. Но на развалинах построено новые маяки... и Свет, всё-таки, победил...
Маяки не могут, конечно, рассказать нам этого прямо. Но если внимательно смотреть и слушать, тогда можно почувствовать кое-что... Я думаю, что каждый смотритель оставляет в маяке частицу своей души - и маяк начинает шептать его воспомнианиями. Надо только внимательно слушать...
У маяков есть свой внутренный Свет, который ведется от того на верхушке. Это видно особенно в старых маяках - они такие ясные внутри, даже если у них окошка маленькие, и день серый. И это никогда не меняется, несмотря на то, что по-современному смотрителей всё чаще заступают автоматы и в большинстве маяков уже никто не поднимается на верхушку, чтобы зажечь Свет...
Но море по-давному поёт свою песнь. Моряки, как прежде, ожидают Света маяков. И, всё-таки, ещё можно встретить настоящих сморителей, у которых в сердце горит этот яркий Свет, дарящий надежду.
Их легко узнать - этот Свет всегда виден в их глазах.
И они помогут нам услышать то, о чем шепчут маяки...

Photobucket






@темы: интересности, картинки

23:28 

Один день, три маяка. Крыница Морска.

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
Продолжение рассказа о маяках.

Дождь сопровождал нас всю дорогу, откуда мы покинули Гданьск. Муза мрачно смотрела в окно.
"Ну посмотри только, какая погода... Не могло подождать, что ли... В Ветренных Клифах я бы пожестила и сразу бы дождь прошёл, а тут... ничего не поделаешь..."
"Мне кажется, что и в Ветренных Клифах ты не "пожестила" бы", улыбнулся я. "Или что-то изменилось от дня, когда я там побывал последний раз".
Эйтне фыркнула и пожала плечами.
"В самом деле, я обычно погоды не меняю. Но когда дождь слишком мешает... тогда я немножко помогаю ему найти путь на море."
Я посмотрел на неё с недоверьем.
"Конечно, я делаю это редко", добавила муза, улыбаясь невинно.
***
У въезда в Крыницу надоедливый дождик плавно изменился в настоящий ливень. Муза тихонько ругалась на гаэлике, но внимательно следила за дорогой по GPS.
"Крис, теперь в право... ладно... потом будет поворот в лево, там дорога с односторонним движением... там невозможно остановится, нам нужен паркинг. Блин, как льёт..."
"Уже вижу паркинг", сказал я. "Увы, немного далеко он от маяка..."
"В хорошую погоду это без значения", Эйтне поморщила нос. "Но сегодня... Крис, я всё-таки сделаю Щит..."
"Эни, нет. В-первых у нас есть зонтик, во-вторых, если кто-нибудть заметит, будет сенсация. Мы справимся без магии Жестов".
Между тем я остановил машину на небольшом паркинге. Муза внимательно посмотрела в небо.
"Мне кажется, что сейчас пройдёт... Крис, давай подождём..."
"Нет, музочка, у нас слишком мало времени. Пойдём, мы не из сахара ведь. Держи зонтик, а я возьму фотик".

***
"А я говорила, чтобы ты надел кроссовки... Ты за Щит опасался, а теперь все смотрят, как ты по лужам в сандалах прыгаешь...", сказала муза ворчливо.
"Эни, я прошу тебя... Ты лучше держи зонтик прямо, мне вода по спине летит. Давай остановимся, я фото сделаю."

Photobucket

Только четвёртое фото получилось как надо. Муза мужественно осланяла нас зонтиком, наконец мы побежали к двери маяка.

читать дальше (много слов и фото)

@темы: картинки, интересности

23:25 

Один день, три маяка. Гданьск, Новый Порт (Neufahrwasser)

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
Продолжаю рассказ о посещению трёх маяков. Первую часть можно прочитать здесь.

Маяк в Гданьске

"Прекрасный маяк. Его не попутать с ничем другом!", сказала с удовольствием Эйтне. "Я уже опасалась, что мы его не найдём. А всё потому, что этот лепрекон спрятанный в КПК плохо подсказывал дорогу!"
"В-первых, это не лепрекон, только голос славного польского рейдового водителя", сказал я терпеливо. "Во-вторых, благодаря этому мы видели памятники старины в Гданьске".
"Ну, не совсем", фыркнула муза. "Только через окно. Хотелось бы погулять..."
"Эни, ты ведь знаешь, что у нас слишком мало времени".
Мы стояли перед маяком в Новом Порте. Гданьск приветствовал нас дождём, кроме того GPS в авте несколько раз обманул меня, и в результате мы поехали не так, как хотели. Эйтне обозвала устройство "слепом лепреконом" и ещё чем-то на гаэлике. Но это не мешало ей пищать от восторга, когда мы ехали по улицам Гданьска.
"Крис, какой город прекрасный! Мы посетим его, ладно? Обещай мне, пожалуйста... Ух ты, памятник какой! А это, что такое? Старинный кран?"
Она щебётала почти всю дорогу, я не успевал отвечать и обещал честно, что если только будет возможность - мы посетим Гданьск...

Photobucket

читать дальше (много слов и фото)

@темы: интересности, фотокарточки, маленькие радости

15:41 

С наступающим Новым Годом!

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
Photobucket

Дорогие мои, пусть наступающий Новый Год будет для вас счастливым и радостным, полным света, солнца и любви.
Пусть все проблемы останут позади, пусть мечты исполнятся, и пусть с вами всегда будет удача.
И пусть с вами всегда будет свет ваших жизненных маяков.

@темы: фотокарточки, маленькие радости

11:40 

Один день, три маяка. Сопот.

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
В последний день отпуска мы проснулись очень рано, потому что у нас были великие планы. Муза, конечно, упаковала свой зелёный чемоданчик ещё вчера - и теперь сидела и следила за моими попытками упаковать всё как можно быстрее.
- А я говорила вчера... Но ты до полночи сидел и болтал на фленте... - заметила она наконец ехидно.
- Музочка, милая, не ной, я прошу тебя, - простонал я. - Лучше помоги меня... могу просить небольшой Жестик?
- Нет, не выйдёт, - сказала Эйтне голоском эльфийской принцессы. - В-первых, ты должен был сделать это вчера. Во-вторых, ты сам говорил - никаких Жестов. Так ты не ленись, только собирай вещи скорее.
Я решил уже ничего не говорить. Полчаса спустя мы покинули квартиру.
***
- Ну и погода испортилась, - сказала мрачно музочка, глядя на тяжёлые тучи, паращие по небе. - А ведь ещё вчера вечером было так прекрасно... И как мы теперь посетим все эти маяки?
- Ничего, Эни, может быть, дождья не будет сегодня, - просопел я, прятая все чемоданы в багажник машины. - Уф... я окончил. Так что, пойдём ещё попрощаться с морем?
- Нет, мы остановимся попутно куда-нибудь, например в Кузьницы... или нет, там мы уже были, - ответила Эйтне, просматривая быстро карту полуострова. - О, здесь мы не были. Халупы. Мы там остановимся и пойдём попрощаться с морем...
***
- Прекрасно тут... И жаль, что мы уже уезжаем...
- Крис, не грусти, - Эйтне легко пожала мою руку. - Может быть, мы ещё поедем на побережье в этом году. Кроме того, мы будем посещать Ветренные Клифы, когда только захочешь.
Она потянула меня в паравлении узкой тропинки.
- Давай пойдём попрощаться. Пока нет дождья...

Photobucket

Прощание с морем, деревня Халупы

читать дальше (много слов и фото)

@темы: картинки, маленькие радости

01:10 

Мне подарили :)

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
12:05 

Бэггинс с музой уезжают с Розевие и посещают маяк Стило

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
52 км. Столько надо было переехать, чтобы увидеть маяк Стило.
Мы некоторое время ехали берегом моря, потом мы направились влево, в глубь суши. Муза любопытно смотрела в окно.
- Крис, здесь просто прекрасно, - сказала она мечтательно.
В самом деле, мы ехали почти пустой дорогой, среди лесов и полей, изредка проезжая через небольшие деревушки и городки. День был очень теплый и ясный, в воздухе пахло цветами и сосновой смолой.
Когда мы доехали на место, никуда не было видно маяка. Муза с недоверием смотрела в карту.
- Где он, собственно говоря? Согласно с картой, он должен быть почти рядом...
- Почти – это иногда имеет большое значение, - процитировал я слова одной рекламы. Эйтне поморщилась недовольно.
- Ты лучше спроси кого-то, вместо говорить чушь, - сказала она нетерпеливо. К счастью, радом лесного паркинга находилась небольшая таверна. Я нашёл в ней милую девушку, кторая сообщила, что маяк находится на расстоянии 800 метров от паркинга.
- Там невозможно доехать, - говорила она. - Можно только идти этой тропинкой, вон там, где телефонная линия.
- Во, снова лесная тропинка, на этот раз для оленей, - заметила ехидно муза. Девушка, конечно, не услышала её; я поблагодарил и мы пошли в направлении маяка. Который, кстати сказать, всё ещё оставался невидимым.
Узкая, песчаная тропинка вела вверх холма среди деревьев, в воздухе сильно пахло смолой. Было невероятно тихо – и жарко. Песок и торчащие корни делали путь нелегким, вдобавок моё сухожилье адски болело. Я чувствовал, как нога пухнет. Муза немножко сопела, но мужесвтенно поднималась, держа меня за руку.

Тропинка

- Крис, далеко это? - спросила наконец Эйтне. - Давай отдохнём... Я устала немножко, на этой дорожке было бы тяжело даже оленям...
Я не успел ответить – как раз за поворотом дороги иы увидели маяк, над коронами деревьев.

Photobucket

Что случилось дальше...

@темы: картинки, интересности

18:06 

Маяк Розеве - точнее два маяка, но светит только один

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
- Ну, Крис, давай поскорее, - сказала муза нетерпеливо. Она уже была одета, длинные волосы заплетла в толстую рыжую косу. - Это далеко, а ведь мы вчера договорились посетить два маяка сегодня.
- Эни, не нервничай, мы успеем, - сказал я сонно и пошёл в ванную. Прохладный душ немного помог, но я всё-таки ужасно зевнул, когда вернулся в спальню. Муза фыркнула гневно.
- А я говорила тебе, что нам надо идти спать раньше, - сказала она недовольно. - Но ты до полночи сидел...
- А кто хотел фото выложить на дайри? - возмутился я.
- Ну ладно, уже ладно, - проворчала Эйтне. Она незаметно выполнила Жест и я вдруг увидел себя одетым.
- Так будет быстрее, - муза оборвала мои протесты, прежде чем я вообще успел открыть рот. - Если ты бы сам одевался, мы уехали бы оттуда в полдень, не раньше.
- И кто бы мог ожидать, - сказал я, немного ехидно. - Эйтне спешно посещать маяки. Нет, это наверное ужасный сон. Ауааа! Ну что ты, болит ведь!
- Не надо прикалываться, - ответила муза, растирая кулачок. - Ну и ты наконец проснулся.
Мы пошли на паркинг, сели в машину и поехали.

Погода была прекрасная. На небе не было ни одной тучки, залив напоминал озеро. По воде катились виндсёрферы на своих досках с разноцветными парусами.

Photobucket

- Я восхищаюсь ими, - сказала муза, смотря на залив. - Тоже бы так хотела... но не умею.
- Зато ты плаваешь как дельфин, Лийке понравилось бы, - улыбнулся я. Вчера Эйтне почти не выходила из воды, вовремя нашего побывания на пляже.
- А ты не хотел, хотя вода не была уж такая прохладная. Почему?
- Ты ведь знаешь, что я не умею плавать. Кроме того, я не хотел, чтобы считали меня китом, или бегемотом...
- Переувеличаешь, - фыркнула муза. - Я бы могла тебя учить плавать, кроме того, плавание лучше какой-нибудь диеты. Ну как, попробуем завтра?
Я вдруг увидел себя среди волн и испугался.
- Да нет, не выйдёт, - ответил я решительно. - Я останусь на пляже, как степенный хоббит. А ты плавай, если хочешь. Только ближе, пожалуйста, а не по горизонте, как вчера.
Эйтне пожала плечами, но ничего не сказала. Между тем мы доехали на край полуострова и направились вправо, к маяку в Розевие.

Photobucket

Много слов и много фото

@темы: картинки, интересности

21:15 

Маяк Хэль

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
Этот маяк был хорошо виден уже во время нашего рейса судном по Пуцком заливе.
- Он очень красивый, как в Эръю, - сказала Эйтне. Она стояла опёртая о рэлинг, смотря на Хэль и видымый над городом маяк.
- Да, ему почти 42 метра, - сказал я. - Из верхушки прекрасный вид, я думаю.

Фото маяка от стороны моря

Эйтне взглянула на меня, но не ответила. Судно плыло в направлении стрелки, маяк был хорошо виден – я сделал ещё несколько фото.

Маяк вместе с радиомаяком военного флота

- Эни, ты знаешь – это уже четвёртый маяк на этом месте, - сказал я музе, когда мы сели в креслах на горной палубе. - Первый построено уже в 1638 году, тридцать лет спустя его уничтожил огонь. Потом построили другой – его уничтожил шторм в 1702. Сто лет спустя, в 1806 году началясь постройка большого маяка из кирпича, высокого на 42 метры. Постройка окончилась только в 1826 году, там был фонарь на рапсовое масло. Сто лет спустя этот фонарь изменили на керосиновую лампу, а в 1938 году – на лампу накаливания о мощности 3000 Вт.
Эйтне слушала, смотрела задумчиво на море. Судно направилось к порту. От моря веял приятный, прохладный бриз.
- Увы, этот маяк был взорванный польскими солдатами, во время обороны полуострова, в сентябре 1939 года, - продолжал я, - чтобы артиллерия врага не использовала его как ориентира. Маяк, который мы видим, был построен немцами в 1942 году.
Между тем судно вошло в порт и мы покинули его борт. Эйтне любопытно глядела на одну лодку, но я решительно потянул её в направлении выхода из порта.
- Теперь мы пойдём к маяку и войдём наверх. Ты обещала!
Муза вздохнула.
- Да, я обещала. Ладно, давай пойдём.
Мы пошли узкими уличками городка, потом мы вошли в небольшой лес. Дорожка вилась живописно, наконец мы увидели верхушку маяка среди деревьев.

Верхушка маяка

- Смотри, Эни, мне кажется, что этой тропинкой мы пройдём к маяку, сказал я. Муза не была уверена.
- Крис, а мне кажется, что там забор, и мы не пройдём. Давай пойдём обратно, где-то должен быть указатель...
В самом деле, за поворотом дороги мы увидели указатель с надписей „Bliza”.
- Что это именно значит? - поинтересовалась Эйтне. - Я уже несколько раз видела эту надпись, но забыла спросить тебя.
- Bliza – это маяк на кашубском языке”, улыбнулся я. „Ты слышала вчера разговор этих двух тёток? Они именно говорили на этом языке.
Эйтне кивнула, но не ответила. Перед нами был виден маяк. Я вдруг почувствовал её веспокойствне.

Photobucket
Маяк Хэль

Что случилось дальше...

@темы: картинки, интересности

20:42 

Chris Baggins
Я - Беггинс. Крис Беггинс.
Всем привет :white: :red:
Я - Крис Бэггинс. На дайриках живу уже два года с лишним, на этом сообществе - только несколько дней.
Несколько лет назад, во время побывания на побережье Балткик я влюбился в маяки - вестники надежды, указующие морякам дорогу домой. Я начал читать истории о них, наконец решил посетить все польские маяки, увидеть их свет, встретиться с людьми, которые заботятся о них...
На польском побережье стоит семнадцать маяков, причем полным светом светит пятнадцать. Остальные два не считаются маяками, один это просто слабый навигационный свет, а второй - личный музей. На три из семнадцати невозможно войти - они закрыты для туристов.
Я поднялся на четырнадцать из них - и все сфоткал. Впечатления я выкладывал постепенно в дневнике. А теперь хочу показать эти маяки здесь.
Мои рассказы о них написаны в виде разговора с моей музой Эйтне. В её мире маяки имеют особое значение, и она тоже любит их - хотя сначала она опасалась подниматься на верхушку. Но это уже совсем другая история...
Я - поляк, прошу прощения, если в моих записах будут ошибки. Буду рад, если скажете о них в комментариях, я сейчас исправлю их.

Начинаю от самого маленького маяка на поьлском побережье.

Маяк Ястарня

- Наконец мы нашли его, - сказала Эйтне. - Во, какой он маленький... Не удивительно, что мы его не видели ни с пляжа, ни с дороги.
В самом деле, маяк был небольшой. Он стоял в лесу, на холме, но был практически невидимый среди деревьев. Я его нашёл только благодаря указателю с надписью „Проход к маяку”.
- И вдобавок невозможно войти на него, - капризничала муза, прорываясь через низкие кусты, растущие около холма с маяком. Я невольно улыбнулся.
- Кто бы мог ожидать, - сказал я. - Ещё год назад ты не хотела даже взглянуть на маяк в Нехоже, а теперь жалуешься, что войти невозможно...
- Много изменилось, Крис, - сказала муза. - Кроме того, я обещала тебе, ты помнишь?
Я обнял её.
- Помню, Эни, и я рад за тебя.
Мы обошли маяк и сделали нескоьлко фото. Увы, от стороны пляжа маяка почти не было видно - как я узнал потом, верхушку хорошо видно только на море...
Photobucket
Маяк в Ястарни
Ещё 6 фото

История маяка
Маяк в Ястарни был построен в 1950 году, на месте прежнего маяка, который был уничтожен во время Второй Мировой войны (на фото видны фундаменты старого маяка). В постройке использовано элементы башни наутофона, который находился на побережье, поблизости маяка Стило. На стальной колонне, высокой на 13,3 метра, о диаметре 1,6 метра была установлена десятиугольная верхушка с линзой Френеля и лампой накаливания (мощность 500 Вт). Высота маяка целиком это примерно 17 м. Маяк стоит на холме, потому высота его света достигает 22 м н.п.м., и дальность - 15 морских миль. Маяк передает белым светом букву А на азбуке Морза.
Увы, по техническим причинам посетить маяк невозможно – слишком мало места в башне и на верхушке. Зато остальные маяки можно было посетить.
И уже на следующий день мы с музой поднялись на маяк в Хеле...

Вопрос: Продолжать рассказы о польских маяках?
1. Да, очень интересно  28  (100%)
2. Нет, не надо  0  (0%)
Всего: 28

@темы: фотокарточки, интересности

Маяк

главная